Меню

Оккупационная «полиция» на юге. Добровольная измена или принуждение?

Какая часть украинских стражей порядка не пошла на сотрудничество с российскими военными на оккупированной части юга? Как российские оккупационные силы пытаются создать подконтрольную им полицию в этом регионе? Кто входит в ряды оккупационных «правоохранительных» структур – выяснял проект Радио Свобода «Новости Приазовья».

  • Министр внутренних дел Денис Монастырский во время общеукраинского марафона 2 июня подчеркнул, что «коллаборантов в Украине оказалось не так много, как рассчитывал враг, но у правоохранительных органов Украины будет много работы после деоккупации территорий». Он отметил, что уголовные дела такой категории расследуют разные правоохранительные органы. По его словам, в Национальной полиции есть 540 производств, в отношении 40 человек уже есть соответствующие приговоры. Монастырский подчеркнул, что «за сотрудничество с российскими военными будут отвечать чиновники, вступившие в коллаборацию и работающие сейчас в Россию».
  • Глава Национальной полиции Украины Игорь Клименко 3 июня в интервью «Українським новинам» сообщил, что все полицейские, оставшиеся на оккупированных Россией украинских территориях, уволены из рядов Нацполиции, и им не платят зарплату. По словам главы ведомства, “сейчас на оккупированных территориях осталось незначительное количество бывших работников полиции”. Клименко объяснил, что по его приказу сотрудники полиции должны были прибыть в определенное время в места дислокации. Те, кто этого не сделал, по его словам, были уволены из Национальной полиции.

Херсонщина: «Проблемы с кадровым обеспечением»

На оккупированных территориях юга Украины российские военные пытаются создать подконтрольную им полицию. В мае российские оккупационные силы представили так называемого «руководителя» «полиции» Херсона. Им стал Владимир Липандин, который до февраля 2014 руководил управлением МВД Украины в Черкасской области. Как сообщает «Общественное», во время Революции достоинства «он организовывал избиения местных активистов и нападения «титушек» и отметился тем, что «получил звание генерал-майора из-за подделки служебных документов». 24 февраля 2014 года Липандин был уволен из рядов МВД и сразу переехал в оккупированный Крым. Там он организовал собственную частную контору, сообщают СМИ.

Киевская городская прокуратура сообщила Владимиру Липандину о подозрении в «коллаборационной деятельности». Соответствующий документ 31 мая опубликовал Офис генерального прокурора Украины. В тексте подозрения говорится, что «Липандин дал добровольное согласие и, представляясь так называемым «начальником» «главного управления полиции Херсонской области», дал комментарий по поводу организации процесса подготовки к печати и выдаче российских паспортов жителям Херсонщины.



Владимир Зеленский (в центре) во время выездного заседания фракции «Слуга народа» в Трускавце, 2 октября 2021 (фото – прессслужба «Слуги народа»)

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

«Если ты предатель, мы будем знать, где твое место» – Зеленский на выступлении в Трускавце

Читайте також:  "Провал оккупационной пропаганды". Хлань рассказал, как в Херсоне отреагировали на празднование Дня России
Есть некоторые люди, которые все же пошли сотрудничать, но их очень мало и качество профессиональное там никакое
Юрий Соболевский

Первый заместитель председателя Херсонского областного совета Юрий Соболевский рассказал «Новинам Приазовья», что российские оккупационные силы стремятся создать так называемую «полицию» в регионе, но имеют проблемы с кадровым обеспечением.

«Да, действительно, орки озвучили, что они (оккупационные силы – ред.) создают орган, якобы «полицию», объявивший кадровый набор, однако, насколько мне известно, отсутствуют у них кадры для того, чтобы сформировать действующую «полицию». Есть некоторые люди, которые все же пошли сотрудничать, но их очень мало и качество профессиональное там никакое. Поэтому фактически сегодня полиция не работает, – утверждает Соболевский.



Олег Слюсаренко

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

«Олег-малорос» с крымских улиц: кто строит российскую «власть» в украинском Геническом

Их в первую очередь интересует обеспечение «комендантского часа» и собственная безопасность
Юрий Соболевский

«Военная комендатура РФ, Росгвардия, ФСБ – у них достаточно карательных органов, которые сегодня фактически, в том числе, обеспечивают общественный порядок. Но мы понимаем, что это – за общественный порядок. Их в первую очередь интересует обеспечение «комендантского часа» и собственная безопасность и объектов, которые они захватили на территории Херсонской области», – добавил он.

По данным Соболевского, часть полицейских, работавшая в Херсонской области до оккупации, вышла из региона согласно распоряжению своего руководства, некоторые остались, но не согласились сотрудничать с российскими оккупационными силами.



Российские военные создали на захваченных территориях Херсонской и Запорожской областей 19 так называемых «комендатур» – Генштаб ВСУ

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

Кто сотрудничает с оккупантами на юге Украины и каким будет наказание?

«Они все были отработаны со стороны орков, у некоторых и обыски были, но после того, как кафиры решили, что эти люди не представляют для них опасности, они оставили их в покое», – сказал представитель Херсонского облсовета.

Юрий Соболевский отметил, что вновь созданные так называемые правоохранительные органы на оккупированной части Херсонщины обнародовали номера, за которыми рекомендовали местным жителям обращаться в случае возникновения преступления. Но, как утверждает политик, «большинство жителей игнорируют это предложение».

Энергодар: «Полицейские с криминальным прошлым»

Городской голова Энергодара Запорожской области Дмитрий Орлов рассказал «Новинам Приазовья», что в начале оккупации жители города самостоятельно следили за правопорядком, патрулировали улицы и не допускали мародерства. Впоследствии, как утверждает Орлов, «русские военные возжелали присвоить себе эту структуру, но местные жители не согласились».

«В городе первые две недели системой правопорядка пришлось заниматься жителям города уже после оккупации. У нас была создана, если можно так говорить, народная жена, которая занималась тем, это обычные граждане, работники атомной, тепловой станции, работники коммунальных сфер и служб, которые занимаются ночью тем, что ночью в режиме светомаскировочных мероприятий не допускали случаев мародерства и злоупотреблений. такими сложными обстоятельствами, в которых оказался Энергодар», – рассказал Орлов.

Ни один житель, работавший первые две недели оккупации, не согласился сотрудничать с оккупантом и нести совместное дежурство.
Дмитрий Орлов

«Народная жена была 100-300 человек, которые курсировали почти всю ночь в течение комендантского часа, и они (оккупационные силы – ред.) решили привлечь эту народную, самоорганизованную систему правопорядка в свои ряды. Относительно сотрудничества ни один житель, работавший первые две недели оккупации, не согласился сотрудничать с оккупантом и нести совместное дежурство», – отметил мэр города.

Дмитрий Орлов также рассказал, что через некоторое время после начала оккупации Энергодара российские силы создали так называемый «правоохранительный орган» с участием представителей так называемой «полиции» группировок «ЛДНР».



1654593132 475 okkupacionnaja policija na juge dobrovolnaja izmena ili prinuzhdenie - Оккупационная «полиция» на юге.  Добровольная измена или принуждение?

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

«Захватчики атома». «Схемы» идентифицировали захвативших Запорожскую АЭС командиров Росгвардии

Сейчас они занимаются сводом счетов и поиском активистов.
Дмитрий Орлов

«Потом они на базе каких-то «казацких дружин» создали свой орган. В основном это были представители полиции ДНР/ЛНР, которая была там в 2014 году, вынуждены были покинуть территорию, потому что были определенные уголовные производства по ним. Сейчас они вернулись и начали патрулирование и силовую составляющую внутреннюю взяли к себе. Сейчас они занимаются сведением счетов и поиском активистов, имеющих проукраинскую позицию, и ограблением, похищением, пыткой», – утверждает Орлов.

Мариуполь: «Заставляют к измене»

Между тем, некоторые сотрудники полиции Мариуполя соглашаются сотрудничать с российскими оккупационными силами, сообщил 2 июня советник мэра города. Петр Андрющенко. Он также опубликовал видео, на котором видна группа людей в гражданской одежде и военной форме.

Петр Андрющенко отметил, что фигурирующие в видео представители полиции Мариуполя и Донецкой области «самостоятельно перешли на сторону России и предали присяге».



Арсен Аваков

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

Патрульные, оперы, следователи, пытки, взятки и аттестация. Как изменилась полиция за Авакова

Депутат Мариупольского городского совета Максим Бородин рассказал «Новинам Приазовья», что «большинство патрульных полицейских Мариуполя с началом полномасштабной войны защищали город в составе украинских военных формирований или переехали на подконтрольную Украине территорию».

По его словам, на сторону российских оккупационных сил перешли работавшие в органах полицейские и до 2014 года, что свидетельствует о неэффективности реформы правоохранительной системы, считает депутат.

Большинство патрульных либо были до последнего на «Азовстали», либо уехали и сейчас работают на свободной части Украины.
Максим Бородин

«Большинство перешедших на сторону оккупантов именно полицейские, а не патрульная полиция. Большинство патрульных либо были до последнего на «Азовстали», либо уехали и сейчас работают на свободной части Украины. Из того, что мы увидели на последнем видео – много (желающих работать в оккупационной полиции – ред.). Причина этому ясна, потому что фактически за последние годы не было именно реформы полиции, кроме создания патрульной, не было. Поэтому везде, где не было полноценной реформы полиции, будет такой результат», – говорит депутат.

Читайте також:  РПЦ аннексирует епархии УПЦ в Крыму и угрожает «новым расколом»

Бородин отметил, что кроме представителей полиции, добровольно согласившихся сотрудничать с российскими оккупационными силами, есть еще категория полицейских, которых «принудили к сотрудничеству».



1654593132 439 okkupacionnaja policija na juge dobrovolnaja izmena ili prinuzhdenie - Оккупационная «полиция» на юге.  Добровольная измена или принуждение?

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

Нападение России. Что происходит на юге Украины (обновляется)

Часть людей делают это добровольно, а некоторых фактически вынудили. Выявить это можно будет по факту, когда уволят Мариуполь
Максим Бородин

«Есть информация, что на сторону кафиров перешла часть людей, которые сейчас там работают. По моим данным, часть людей делают это добровольно, а некоторых фактически вынудили. Выявить это можно будет по факту, когда уволят Мариуполь и с использованием полиграфа. Например, можно будет уже понять, действительно ли человек был вынужден это делать, или он сделал добровольно», – сказал он.

Вместе с тем, депутат указывает на то, что в Украине нет законодательной процедуры к тем, кого заставили сотрудничать с оккупантами.

«То есть просто ответственность за коллаборационизм. Я думаю, что в определенный момент будут сделаны необходимые изменения в законодательстве, чтобы люди, например, у которых остались родители, и они фактически не могли уехать из-за этого. В части ситуаций кафиры просто говорят: «Или ты работаешь, или убьем». Здесь варианты тоже такие. Если это было действительно под угрозой смерти, то, я думаю, таких людей нужно освобождать от ответственности, но все это…

Залиште коментар:

Ваш адрес email не будет опубликован.